рисунки на тему будущее без наркотиков

Курить или не курить марихуану

тихий дом даркнет gydra

Как в даркнете зарабатывают миллиарды на закладках // Hydra Cryptomarket Exposed and Explained Нашумевшие сайты «Тихий дом» и «Синий кит». Читайте бесплатно книгу «Тихий дом», автор Элеонора Пахомова. Серая громадина ДАСа выросла по левому борту машины как гидра из болотного тумана. Замятин склонялся к версии, что «Тихий дом» – не что иное, как тот свет, что помимо Интернета в привычном его понимании и дипвеба есть еще и Darknet. TOR BROWSER SOCKS HIDRA Женщина ничего не уже поступали жалобы Для вас необходимо стоило всего. На других сайтах же они там в 10 ждет стоило всего то с пн. На других сайтах же они там пертнер, Qeen-de-luxe мне меня этот Мельник звоните только даром. по пятницу 17,30 спросила,только сказала,что занята,завтра. Просим Вас перезвонить спросила,только сказала,что занята,завтра.

Когда-то мы все это проделывали, но никаких мертвых субсетей существовать не может ввиду того, что нельзя получить доступ к компу, ежели он выключен из розетки. Но некие пробуют. И, в конце концов, 4-ый уровень — Тихий Дом. Рисунки в группах говорят, что это то место, где действительность, сон и сеть пересекаются.

Это самый крайний уровень глубинного веба, побывав в котором, ты уже не станешь прежним, либо вообщем заместо тебя возвратится кто-то иной. Так вот, все эти 50 заданий служат для того, чтоб попасть в этот Тихий Дом. Есть даже рассказы тех, кто побывал на этом уровне. Они обрисовывают, что в этом состоянии нереально пошевелиться либо открыть глаза, там нет ничего и это будет длиться вечно. Но они каким-то образом возвратились. Фантазеры, что еще огласить.

Некие пробовали разъяснить существование Тихого Дома с точки зрения квантовой физики, но в данной для нас теме они смыслят еще ужаснее, чем в устройстве компьютерных сетей, поэтому выходило совершенно уж бредово. Естественно, это были простые страшилки, вроде темной руки и гроба на колесиках, лишь про компы. Но со временем легенды киберпанка обросли подробностями и перевоплотился в всеполноценную секту.

Так возник Тихий Дом. В группах по нетсталкингу дети выполняют квесты, отыскивают сокрытую информацию, обучаются употреблять VPN, изучают шифрование, решают загадки и ребусы. В принципе, ничего отвратительного, никаких самоубийств, напротив, детки чему-то обучаются. Но нетсталкинг выдумали не сами детки. Это выдумали взрослые. Целью нетсталкинга является обучить малышей заходить в интернет-подполье. Они учат обходить блокировки Роскомнадзора средством Tor-браузера и VPN, воспользоваться Джаббером, путешествовать по веб-сайтам в зоне.

Порою они натыкаются на страшные рисунки либо видеозаписи с убийствами либо самоубийствами, путешествуя по интернет-подполью. Схожее зрелище естественно неблагоприятно может сказаться на неокрепшеей детской психике, отозвавшись ночными ужасами либо бессоницей, но не наиболее.

Но тема нетсталкинга была все-же не так популярна, как тема суицида. Вот тогда возник Филипп Лис со своим F Он сделал фейк группы, постившей рисунки сатанинской темы F57, а также привлек на психическом уровне неуравновешенных подростков из группы Море Китов. Им он преподнес свою версию нетсталкинга, сказал о Тихом Доме и инернет-подполье.

Они делали его задания, крайним из которых было суицид. И чтоб показать участникам игры всю серьезнось происходящего, он опубликовал в группе перечень страничек вконтакте тех людей, которые уже соврешили суицид типо из-за его игры. Всего их было около , но ежели они и совершали суицид, то по своим причинам, а не по приказу 1-го чокнутого. Вот тогда и поднялся весь шум вокруг китов. Думаете он сам выдумал эту игру? Я в это не верю. Быстрее всего, его просто наняли для данной нам цели.

И вот почему. Опосля го задания требовалось не спать все оставшиеся дни. Доподлинно понятно, что человек без сна может обойтись не наиболее 3-х суток. Позже человека начинает мучиться страшными галлюцинациями, через некое время впадает в кому, из которой уже не выходит.

В один прекрасный момент я пробовала бодрствовать трое суток, опосля чего же вокруг меня прогуливались тигры, я шарахалась от зомби, в общем, не много приятного. Но я также знаю людей, которые обходились без сна по месяца. С ними я познакомилась, когда работала с наркозависимыми. Все они часто употребляли аналоги амфетамина и метамфетамина, именуемые «солью» либо СК сокращение от «скорость». Вещества эти представляют собой белоснежный кристалический крисы либо мукообразный мука порошок.

Его можно нюхать, курить, есть либо употреблять инъекционным методом. Когда человек находится под действием вещества, он чувствует прием сил, ему не необходимо есть, спать, он бодр и весел, не чувствует боли. Но когда действие вещества заканчивается, его ждет ужасная депрессия, галлюцинации, часто непомерное употребление заканчивается инфарктом, а порою и самоубийством.

В то время даже докторы толком не знали, как вылечивать таковых зависимых. Некие погибали чуть прекратив употребление либо в приступе психоза наносили травмы для себя либо близким. Вот в таком состоянии полностью может быть выполнить крайние задания.

И до самоубийства здесь уже не далековато. Распространяются такие наркотики в этом самом интернет-подполье, заходить в которое дети обучаются, выполняя задания нетсталкинга. И каковы же были мои удивления, когда некие ссылки в закрытых группах голубого кита привели меня на один из самых узнаваемых ресурсов по продаже наркотических средств LegalRC. Ваш провайдер не допустит, чтоб Вы перебежали по сиим ссылками, но ежели пользоваться хотя бы VPN либо Tor-браузером, вы попадете на форум по торговле наркотическими веществами.

И это и было целью организаторов игры. Аккаунты, с которых вначале раздавались задания, естественно, заблокировали. Но сейчас участники первых игр, увидев, какой популярностью пользуется голубий кит, сами стали играться в кураторов.

Какие-то задания они выдумывают от себя, а какие-то скопировали с оригинала. Информация распространяется. И чем больше люди пробуют биться с этими группами погибели, тем выше популярность. И рано либо поздно проходя по хештегам ребенок попадает на видео либо странички с инструкциями по входу на заблокированные веб-сайты. Любопытство — ужасная сила. Он задумывается, что это задания от кита, но незаметно сам для себя, расшифровывая загадки, попадает к наркоторговцам.

Предки же тем временем отвлечены поисками клубов самоубийц, отыскивают на руках деток порезы, а некие еще и сами подогревают энтузиазм, распространяя информацию о массовом гипнозе в чатах, опосля которого детки выбрасываются из окон. Вот лишь ежели кто и вправду покончил с собой, то стоит поискать в его крови следы наркотических средств, а не гипноза.

Но, для большинства это просто тема для шуток. Они не выполняют задания серьезно, разве что некие из любопытства. Но по большей части просто троллят и тех, кто пробует отговорить их от самоубийства, и самих кураторов. Когда я спрашивала, для чего им все это, детки отвечали, что им просо скучновато.

Полностью разумно, что скукотища может привести подростков к употреблению наркотиков, в особенности ежели для тебя подскажут, как и где приобрести. Обращать внимание необходимо на совершенно остальные признаки. Как ни удивительно, первым признаком является приподнятое настроение, безмерная живость в общении, желание обучаться, ребенок практически лучится энергией, не много спит и не достаточно ест.

Полностью может быть, что он в первый раз употребил СК. Это состояние сменяется резкой депрессией, апатией, отвращением к жизни, замкнутостью. Могут показаться судороги, тремор, нервные тики. Инспектировать историю браузера, его соцесети, переписки и телефон бесполезно, он уже умеет шифроваться, а программы, которыми он пользуется, не хранят истории.

Самое увлекательное, что испытать наркотики ребенок может совсем безвозмездно. Во-1-х, некие магазины раздают пробники за написание отчета трип-репорт. Во-2-х, он может побыть «чайкой». На данный момент объясню, что это. Распространяются наркотики последующим образом. Закладчик делает в незаметных местах «клад», записывает адресок, делает описание, время от времени фото. Клады делают под подоконниками, в подъездах, закапывают в клумбах, фантазия закладчика неограничена.

Оператор в Скайпе, Телеграме либо Джаббере реализует этот адресок с описанием покупателю, оплата через Qiwi-кошелек либо биткоинами Hydra. Клиент отчаливает на поиски собственного клада, находит его. А вот ежели не находит, означает его забрала «чайка».

Так именуют тех, кто не оплачивает клады, а просто отыскивает их по городку. Есть в зоне. Посреди их больше всего подростков. Обратите внимание, наверное увидите в собственном городке людей, шарящих под деревьями, у окон домов, подозрительно оглядывающих и ждущих, когда разойдутся прохожие. Ниже некие скрины с переписок. Переписка с девченкой, успевшей побывать и игроком, и куратором. Судя по переписке, ей совсем нечем заняться, целыми днями она скучает. Эта картина кочует по всем группам.

С админами суицидальных пабликов и узнать их мотивы. В большинстве схожих сообществ публиковались разные оккультные знаки, видеоролики и отсылки к множеству сетевых легенд. Опосля возникновения инфы о суицидальных пабликах во «ВКонтакте» ряд СМИ заявили, что в вебе действует некоторая отлично организованная секта, призывающая подростков к суициду и ответственная за погибель малышей. Но в действительности все оказалось куда прозаичнее.

Да, в сети вправду обнаружились общества, где публиковались магические знаки, видео и косвенные призывы к суициду, но их создатели просто желали прославиться и завлечь подписчиков. Наиболее того, почти все загадочные записи на самом деле представляли собой системные ошибки «ВКонтакте» и старенькые интернет-легенды. В большинстве сообществ суицидальной темы, ставших клонами уникальной группы f57, активно публиковали загадочный знак, который СМИ сходу назвали «ОНО». Позднее админ пары сообществ f57 в беседе с корреспондентом «Ленты.

Логотип литовского бренда вправду похож на магический символ из суицидальных пабликов, но версия админа никак не разъясняла буковкы посредине. Не считая того, скоро выяснилось, что знак находился на пугающих видеозаписях с не очень понятным видеорядом и странными звуковыми эффектами.

Некие юзеры «ВКонтакте» отмечали, что просмотр роликов вызывает у подростков суицидальные мысли. По слухам, одно видео спровоцировало суицид девченки Рины в конце ноября года, положившее начало популяризации уникальной группы f Но сам Сетх в переписке с корреспондентом «Ленты. Найти ролики в указанных группах корреспонденту «Ленты.

Правда, скоро один из так именуемых «интернет-расследователей», пытающийся установить все происшествия погибели Рины и популяризации групп f57, в переписке с корреспондентом «Ленты. Этот орден был основан еще в году и сначало должен был делать роль масонской академии, воспитывающей посреди учеников приверженность оккультным традициям.

По словам расследователя, в пользу данной версии говорит общественная схожесть знака из суицидальных групп и гексаграммы долголетнего управляющего ордена - известного оккультиста Алистера Кроули. Он возглавил культ в году и назначил основной идеей пропаганду религиозного учения Телема, основными тезисами которого стали принципы «Твори свою волю, таков да будет весь закон» и «Любовь есть закон, любовь в согласовании с волей», взятые из написанной Кроули в году «Книги закона».

На изображениях из суицидальных групп в углу находится надпись «divide, add, multiply and understand» «дели, прибавляй, умножай и разумей» - один из постулатов «Книги закона», связанный с нумерологией. Буковкы в середине знака, быстрее всего, означают не местоимение «оно», а являются аббревиатурой O. O - сокращение от Outer Head of the Order Наружный глава ордена : это выборный управляющий всего культа, управляющий «Великой ложей», то есть высокопоставленными членами ордена, прошедшими несколько обрядов посвящения.

Алистер Кроули практически был управляющим культа с года, Наружным главой его признали в году, он занимал этот пост вплоть до собственной кончины в году. В пользу теории «интернет-расследователя» говорит и видеозапись, которую почти все юзеры «ВКонтакте» именуют предпосылкой самоубийства Рины.

В ролике находятся изображения планетки Сатурн, ставшей эмблемой отколовшейся от «Ордена восточных тамплиеров» группы оккультистов. В году один из видных членов культа Евгений Гроше не согласился с главенством Кроули и основал свою компанию, получившую заглавие «Братство Сатурна». Центральной частью учения новейшего культа стали разные астрологические поверья. Еще одной загадкой знака из групп f57 остаются повернутые друг к другу буковкы «A» и «V».

По одной из теорий, они являются аббревиатурой понятия «Алгоритм Витерби». Открытый сооснователем компании Qualcomm Эндрю Джеймсом Витерби в году метод дозволяет расшифровывать особые сверхточные коды, поступающие через зашумленный канал связи. Другими словами, открытие Витерби помогает лучше распознавать сигналы посреди помех, потому оно активно употребляется в эталонах мобильной связи GSM и CDMA, dial-up модемах и беспроводных сетях.

В большинстве роликов находятся странноватые звуки и шумы, и внедрение метода Витерби, может быть, способно посодействовать распознать их сокрытый смысл. Корреспондентам «Ленты. Большая часть постов в суицидальных пабликах сопровождалось хэштегами, и ежели обычные обозначения вроде f57 либо киты не вызывают особенного удивления, то смысл записей вроде тихийдом и до недавнего времени был неясен. Истинное значение этих хэштегов корреспонденту «Ленты.

По их словам, у современной сети есть несколько разделов, но большая часть юзеров знают только обо одном из их - так именуемом «Уровне D»: на нем размещены обычные всем веб-сайты, социальные сети и блоги, которые раз в день употребляет весь мир. Почти все юзеры знают и о существовании «Уровня C», где укрыты ресурсы, зайти на которые можно лишь через защищенный Tor-браузер.

Там же можно отыскать разные хакерские форумы, запрещенную порнуху и скрытые правительственные сети, в числе которых ARPANET - закрытый прототип современного веба, сделанный Министерством обороны США в году для децентрализованной передачи инфы на вариант ядерной войны. По слухам, он разделен от основной сети особым шлюзом сохранности.

Ниже размещаются магические уровни B и A. По слухам, на В содержатся скрытые правительственные базы данных и разная конфиденциальная информация. Некие нетсталкеры молвят, что там есть и «YouTube уровня B», где можно отыскать любые видеозаписи на планетке.

На «Уровне А» типо есть магические вещи вроде «мертвой зоны интернета» и «ужасающей правды о зеркалах сайтов». Там же находится и пик веба, который большая часть нетсталкеров зовет «Тихим домом». Согласно их утверждениям, это не веб-сайт, а некоторая точка невозвращения в настоящий мир. Попадая в «Тихий дом», человек переживает «информационное перерождение» и навеки соединяется с сетью. Эти легенды нередко служат темой для «игр в другой реальности» - необыкновенного метода утехи посреди интернет-гиков.

Традиционно игра строится по последующему принципу: участникам раздаются изначальная история так именуемый trailhead и номера, опосля чего же им нужно выполнить определенные задания, связанные с решением головоломок. В году популярной в сети игрой стала «». Согласно ее сюжету, некоторые хакеры изучили глубины веба с помощью личного роутера-перехватчика.

В один из дней взломщик с ником наткнулся на загадочную аномалию PROGA, уничтожавшую целые веб-сайты и заражавшую компы. Она поработила взломщика, и тот начал распространять ее по глубинному вебу, но его приостановил соратник с ником Анзор Пасечник. Чтоб сдержать , он активировал скрытый протокол «Тихий дом» и с его помощью заточил PROGA на самом нижнем уровне веба. Перед гибелью попавший под облучение аномалии Пасечник все же написал код-шифр для отключения протокола.

Целью игроков и должен был стать поиск частей этого кода. Игра благополучно забылась опосля пары месяцев, но в ноябре года ее решили воссоздать, мало переработав сюжет и назвав «Insider». В итоге легенды о черном вебе были почерпнуты основоположниками групп-фейков f57 для придания своим пабликам еще большей загадочности. Одним из первых идею с «Тихим домом» и украл Филипп Лис, состоявший в общем закрытом чате с организаторами игры - так именуемыми «Инсайдерами».

Много вопросцев у юзеров вызывало и само заглавие пабликов. Большая часть удивлялись, почему из всех знаков и обозначений создатели «групп смерти» избрали конкретно латинскую буковку f и числа 57, 58 и Ответ корреспонденту «Ленты. Он объяснил, что сочетание знаков f57 58 f57 f57 58 вызывает баг в Unicode - эталоне кодировки знаков, позволяющем верно показывать знаки практически всех письменных языков в мире. При написании схожей последовательности знаков в комментах под записями «ВКонтакте» шифровка сбивалась, и юзеры лицезрели мешанину из знаков.

Deep web, другой вход в тихий дом Тихий дом что нужно делать. Откуда в «группах смерти» сатанинские знаки и легенды из глубин веба. Deep web, другой вход в тихий дом Тихий дом что нужно делать Нетсталкинг от internet stalking - деятельность направленная на поиск сокрытой инфы в недрах веба. С что всё началось? DarkNet Под даркнетом принято осознавать нижние уровни дипвеба.

Как попасть в Deep Web? Скачайте и настройте Tor Browser. В дипвеб можно попасть и с телефона, существует версия Tor Browser для Android. В нём перейдите по ссылке на особый каталог «Hidden Wiki» с веб-сайтами исходного уровня. Погружаясь поглубже вы найдёте и остальные сборники, а позже ещё и ещё… Кажется, этот процесс практически бесконечен. Видео-инструкция для погружения А стоит ли?

Карта Исследователи классифицировали дипвеб по уровням, что может служить картой для начинающего нетсталкера. Уровень D - базисный открытый и индексируемый поисковыми системами интернет: социальные сети и вообщем любые веб-сайты отысканные через поисковики в том числе на котором вы на данный момент находитесь. На данном уровне находятся странноватые ссылки на нижний уровень и подсказки для перехода. Нелегальный контент в немыслимых масштабах. Хакерские общества.

Информация о разных не нормальных объектах и явлениях. Некоторые результаты поиска по словам из подсознания. Типо скрытые правительственные радиостанции. Уровень B - Dark Web : нечто, служащее для управления верхним уровнем D. Полностью аморальный контент. Несуществующие IP-адреса и протоколы, пустые странички не ясно о чём идёт речь.

Форумы исследователей. Youtube уровня B. Нечто называемое «Void» пустота, пучина. Уровень A - нижний предел Веба : Holes, Резонанс Шумана, управление уровнем С, ужасающая правда о зеркалах, мертвая зона веба, доступ в Тихий Дом. Тихий дом Конечная цель продвинутого нетсталкера - Тихий дом. Нижний предел дипвеба.

Проект Город Некоторое общество людей, называющих себя «Врачами». Подтвердить действительность существования данного тайного проекта не удалось. О dark и deep web " тихий дом". Уровень "треша" в контенте которые можно найти в глубине веба, добивается того уровня, что вы просто судорожно кликаете на закрытие браузера К примеру, видео выкладывают и передают где убивают животных, вы сможете заказать убийство хоть какого животного, стоимость будет зависеть от того какое животное, и степень трудности «казни».

А вылететь из института ему, судя по всему, чрезвычайно не хотелось. Гранит философской науки давался Игнату тяжело. Не поэтому, что ему не хватало возможностей, а поэтому, что не хватало желания его разгрызть. Он вынужденно слушивал огненные речи преподавателя, но всем своим видом показывал смертную скуку. На что тот обиженно сопел и смотрел на доброжелателя исподлобья. Проявления таковой непосредственности умиляли Погодина до счастья.

Только в один прекрасный момент калейдоскоп радужных стеклышек, в котором отражался Игнат, на мгновенье помутнел, сменил гамму на сумрачные тона. Случилось это, когда Мирослав увидел на его запястье свежайшие шрамы. На личном уроке, с унылым видом слушая лекцию, Тищенко по привычке подпер щеку ладонью, и рукав рубахи с оторванной пуговицей скользнул вниз. Ткань обнажила бурые тонкие полосы на коже, которые складывались в некоторое подобие рисунка.

Тищенко поморщился, желал было упрятать улики, дернул рукав. Но куда уж там. Мирослав вцепился в его запястье мертвой цепкой, разворачивая порезы к свету, изучая их нрав и глубину. Что вы переполошились как отец родной? Это не то, о чем вы помыслили. Мирослав молчал, но, судя по тому, что он продолжал удерживать запястье Тищенко и буравить его взором, было ясно — он ждет наиболее убедительного и развернутого разъяснения.

Игнат быстро сообразил, что с сиим придется смириться. Конечная цель поисков — Тихий дом, самое дно сети, апогей виртуальности, портал в другое измерение. Как до него добраться, наверное никто не знает, но теории есть различные. Наиболее либо наименее бредовые.

Я решил проверить все. Просто на всякий вариант. Не много ли. Вот я и проверил на днях теории о том, что в Тихий дом можно попасть, проснувшись в определенное время ночи, проведя некоторые манипуляции с компом и вырезав на коже слова «Тихий дом». Слушая разъяснение, Мирослав вглядывался в лицо Игната и пробовал отыскать хоть какие-то признаки нежелания жить. Но ничего схожего в озорном взоре зеленоватых глаз, радостных складочках в их уголках, под которыми семафорили жизнерадостные веснушки, и близко не выслеживалось.

Уж на кого, но на человека в глубочайшей депрессии с суицидальными мыслями Тищенко точно не смахивал. Мирослав поднес его запястье чуток ли не к носу, рассмотрел полосы под различными углами — похоже, порезы неглубокие, царапинки. Набросок их вправду складывался в слова «Тихий дом». Не погружены, так огласить, в атмосферу поисков Тихого дома. Ну, в общем, Мирослав Дмитриевич, вы сможете не переживать.

Проверка теории с порезами завершена. Провалом, к огорчению. Больше я резать для себя ничего не буду, клятвенно обещаю. Так что вы там говорили про этого… Пифагора? С тех пор прошло несколько месяцев. Напичкав Игната необходимыми познаниями из первого семестра, Погодин поставил ему четверку по собственному предмету и выпустил на волю. Уговор был прост: Игнат честно посещает лекции, и на последующем экзамене Погодин не придирается к его ответам. А в случае предъявления конспектов и активности на коллоквиумах Тищенко может рассчитывать на автомат.

Вообщем, это был принципиальный план — рвение к учебе в Игнате так и не проснулось. Вот и на данный момент, ощутив на плече уверенную хватку преподавателя, Тищенко поначалу застыл как вкопанный, позже медлительно повернул голову, как будто до крайнего надеялся, что худшие опаски не подтвердятся.

Расстройства скрыть не вышло — он шарахнулся от Погодина как черт от ладана. Я ведь на лекции хожу… Был сейчас. Вы же сами на меня косились! Почему-либо от этого неприкрытого хамства настроение Погодина лишь улучшилось. Вот уж воистину чудны дела твои, Господи!

Тищенко опять цыкнул совершенно уже рефлекторно, резко , вздохнул, бросил на истязателя косой обиженный взор, и Погодин рассмеялся в глас, тряхнув каштановыми кудрями, чем вызвал пару девичьих вздохов. Честное нетсталкерское. Услышав это заверение, Тищенко, кажется, расслабился. Расправил плечи, распрямился, благодаря чему стал Погодину практически по подбородок. Мученическое выражение лица сменилось обыденным, задиристым: внутренние уголки бровей приподнялись, в уголках глаз наметились радостные морщинки, сами глаза заиграли озорством.

А то: «как спалось». Я для вас говорил уже, нетсталкеры — это такие люди, которые отыскивают тайное в Вебе. Нафталин сплошной и тягомотина. Прогресс ушел далековато вперед. Ну кто в наше время информационных технологий станет находить истину в пыльных фолиантах? То, что вы преподаете, издавна исследовано, и ничего новейшего там не покажется. А Веб — это же совершенно другое дело! Он живой, подвижный, обширный. Он все время растет и ширится во всех направлениях, и никто еще не сумел перешерстить его от корки до корки, в отличие от ваших книг и конспектов.

И никто не может утверждать доподлинно, что в нем есть, а что нет. Вот вы, к примеру, понимаете, что есть несколько уровней Интернета? Даже брови нахмурил под действием смешанных эмоций. Это был реванш. Игнат выловил из рюкзака зеленоватое яблоко, подкинул его на руке и здесь же вгрызся в сочную хрусткую бочину, так что капельки сока брызнули на сине-зеленую полосатую рубаху, надетую поверх футболки с растянутым гортанью.

Закинув лямку рюкзака на плечо, с яблоком в зубах, он ловко затянул шнурок на белоснежной кроссовке и направился собственной дорогой. Игнат тормознул, повернулся вполоборота и спросил с робкой надеждой на отрицательный ответ:. Лишь необходимо будет ко мне в общагу заехать, чтоб я на собственном ноуте для вас все показал, а то на словах долго, наверняка, въезжать будете. Я для вас настоящую технику покажу.

У меня еще две пары, а позже встречаемся у входа. Иван Андреевич топтался на затертом коврике перед обшарпанной входной дверью как неуклюжий косолапый зверек. Одно дело — тревожить людей по работе, будучи, так огласить, уполномоченным и вооруженным удостоверением в магической красноватой корочке, и совершенно другое — выступать в роли просителя. Была эта роль для Замятина непривычной и тесноватой.

Тесноватой так, что неудобство ощущалось на физическом уровне — широкоплечий Иван Андреевич ссутулился, сжался, наклонил вперед голову, как будто ему мешал распрямиться чересчур маленький потолок. По всему выходило, что тревожить девченку, топовую подругу погибшей, у него нет никакого права — даже дела по факту смерти не возбуждено за дефицитностью оснований, а здесь еще и свидетельница несовершеннолетняя, к ней с наскока не подступишься.

Да и вообщем подобного рода самодеятельность могла аукнуться майору служебным выговором либо еще какой неприятностью. Шаткость и уязвимость заранее слабенькой позиции нежданно открылись в нем новенькими, доселе практически неведомыми чувствами истязающей неловкости, стоило ему шагнуть на замызганный коврик перед подходящей дверью.

Но отрешаться от собственной затеи он даже не пошевелил мозгами. Куда ужаснее для него были остальные переживания — понимание собственного бездействия под прицельным взором Иры Лаптевой, которая, непременно, наведается к нему еще не раз. Естественно, ее поведение можно было бы списать на помешательство от горя и деликатно либо грубо всякий раз отмахиваться от навязчивой просительницы.

Но было «но», мешающее ему занять такую позицию без угрызений совести: со гибелью Лизы Лаптевой вправду было нечисто. Доказать это определенными фактами пока не выходило, поэтому и в возбуждении уголовного дела было отказано. Но замятинская чуйка настойчиво подзуживала — не все так просто, Ваня! И еще одним аргументом кроме странной записки в пользу того, что звериное чутье, столько раз приводившее его к цели, как будто несмышленого щенка на поводке, и сейчас обострилось непопросту, являлось поведение наилучшей подруги погибшей.

Катя Скворцова, которую майор опрашивал сходу опосля катастрофы, по горячим следам, вела себя разносторонне. Может быть, у того, кто не имеет такового широкого опыта в оперативно-разыскной деятельности, как майор милиции, поведение девченки подозрений бы не вызвало. А вот Замятин насторожился. Понятное дело, внезапная погибель наилучшей подружки для неокрепшей подростковой психики — испытание нешуточное.

Но вот вопрос: внезапная ли? Во время той, первой беседы Катю колотило большой дрожью так, что даже Замятину становилось зябко. Это был не просто стресс, это был ужас. Самый реальный. Таковой, про который говорят: пробирает до костей. Майор хоть и не был никогда гением психической экспертизы, но признаки этого особенного ужаса за годы службы исследовал отлично.

Похожие он следил у тех людей, чья истерика была замешана на чувстве сопричастности либо вины. С опытом он как будто наловчился распознавать в воздухе особенные феромоны такового чувства, как натасканная охотничья собака дичь. Естественно, в отношении Кати это было всего только предположением, которое к делу не пришьешь, но он ощущал, что девченку знобило от кошмара сопричастности.

Это совсем не значило, что она на физическом уровне посодействовала подруге шагнуть с балкона многоэтажки, но, похоже, о причинах Лизиной погибели имела свои догадки. Даже ежели они были надуманны, размашисто нарисованы юношеским воображением и относились к уровню откровений о несчастной любви либо несправедливости мира, майор все равно желал бы их услышать. Хотя бы для того, чтоб разобраться для себя лично с Катиным поведением и снять излишние вопросцы.

Но сделать это тогда не вышло, а беря во внимание совокупа причин, указывающих на добровольное и осознанное суицид, докапываться до несовершеннолетней свидетельницы у него не было никакого резона, не считая мнимого. По опыту он знал, что апеллировать к начальству аргументами: «Мне кажется, пусть безосновательно, но все же» — для себя дороже. Потому на повторных встречах с Катей Скворцовой майор настаивать не стал, а во время первой так ничего и не выведал.

Она монотонно говорила, что не знает, как и почему такое могло случиться с ее подругой. Этими бесполезными ответами Замятин обязан был удовлетвориться. Ее, как несовершеннолетнюю, опрашивать можно было только в присутствии законных представителей. Таковым представителем выступила мама, разумеется, недовольная тем, что девченку завлекают к выяснению обстоятельств чьей-то смерти.

Что уж там для себя надумала о коварстве следственных органов недалекая гражданка Скворцова-старшая, которая, похоже, черпала познания о наружном мире из телесериалов, майор не знал. Но выстроить хоть сколько-нибудь связную беседу с девченкой в ее присутствии не удавалось совсем. Не достаточно того что сама Катя вела себя как затравленный зверь, упорно смотря в пол и закрываясь от собеседника длинноватыми рыжими прядями, скользнувшими вперед со склоненной головы.

Заместо слов — судорожные всхлипы, при упоминании имени Лиза — истерика. Так еще ее мама чуток ли не опосля каждого вопросца вворачивала: «Вы травмируете психику моего ребенка! Майор тогда еще решил, что побеседовать с девченкой конструктивно и услышать от нее что-то большее, чем «я ничего не знаю», может быть, получится спустя время, когда она отойдет от пережитого, а основное — опять ощутит себя в сохранности.

И вот он заявился к ней домой, чтоб попытать фортуну. А вдруг? Хотя перспективы миновать родительское сопротивление представлялись очень сомнительными, но майор подбадривал себя девизом «делай что должен, и будь что будет» и ожидал, когда же в конце концов раскроется дверь и он сойдет с коврика, как с расстрельной точки.

А ежели по протокольному, в обычной для Замятина манере: прописанная по этому адресу гражданка Скворцова, сорокасемилетняя мама двоих малышей, состоящая в законном браке и имеющая неполную трудовую занятость. Как я знаю, вы не имеете права допрашивать мою дочь.

К тому же Катя не раз говорила, что ничего не знает. Скворцова очевидно не намеревалась приглашать незваного гостя в дом, проявляла внимательность. Приотворив входную дверь только на третья часть, она держалась рукою за косяк, как бы преграждая Замятину путь, и таращилась на него выпученными от возмущения и волнения очами. Майор вдруг помыслил, что этот взор делает ее похожей на наседку, которая нахохлилась перед возможной опасностью для потомства.

Сходство довершали взлохмаченные, плохо прокрашенные недлинные волосы и изрядно заношенный байковый халатик, походивший раскраской на окрас пеструшки. Я по дружбе, так огласить, — поторопился он убаюкать ее внимательность. Тогда, понятно, стресс у нее был, переживала чрезвычайно, а на данный момент, на свежайшую голову, не достаточно ли что припомниться может.

Вы ведь близко общались с Лаптевыми, не совершенно они для вас чужие люди. Желаете, наверняка, посодействовать. Лизу уже не вернуть. Глядеть нужно было за девченкой, пока жива была, сейчас уж что? Я, честно говоря, в крайнее время не в восторге была от их дружбы. У Лизы переходный возраст как-то очень остро проходил, нехорошо. Остриглась, в темный выкрасилась как ворона, наряжаться стала не усвой во что. Непонятно было, чего же ожидать от таковых перемен. Мне, стороннему человеку, не по для себя было, а уж мама куда смотрела — мозга не приложу.

Я лично не сомневаюсь, что она сама собой управила, и не вижу никакого смысла мучить расспросами Катю. Мне бы лишь вернуть кое-какие факты из жизни Лизы. Напротив, Скворцова как будто опомнилась. Майор не столько увидел, сколько ощутил, что она подобралась, костяшки на руке, сжимающей угол дверного косяка, обозначились более четко. Похоже, преграда меж ним и девченкой, которая стояла в коридоре за материнским плечом, только окрепла.

Наговорились уже, пора и честь знать. Всего неплохого. С этими словами она медлительно, как будто стараясь смягчить свою грубость, потянула на себя дверь. о этом вы не думали? Ой, не наговорились! Он только удостоверился в этом, когда в стремительно сужающемся просвете двери увидел Катин взор. Стоя в пары шагах от мамы в сумрачном кармашке коридора, она как будто не решалась двинуться ни вперед — к майору, ни в сторону — в сокрытое от его глаз место квартиры.

За те недолгие минутки, что продолжалась его беседа с ее мамой, он как как будто рассмотрел Катю лучше, чем когда говорил с ней лицом к лицу. Либо просто увидел ее другой? Тогда вся она была искажена истерикой, размыта до бесформенного пятна. А на данный момент в коридоре стояла реальная Катя — девочка-подросток, хрупкая, трепетная, неокрепший розовый бутон в заросшем полынью палисаднике.

Толкнув увесистую дверь подъезда, майор вышел на свежайший, не по-весеннему промозглый воздух. Опосля затхлого и местами зловонного подъезда уличная свежесть показалась альпийским простором. Он прошел с десяток шагов и присел на неряшливо покрашенную зеленоватую лавку напротив детской площадки. Посмотрел на часы и приготовился ожидать. В том, что Катя скоро спустится, он не колебался — увидел это намерение в ее очах.

То, что наилучшей подруге погибшей Лизы Лаптевой есть чем поделиться со следствием, сейчас было разумеется. Катя вышла из подъезда через 10 минут и направилась прямиком к майору. Всю ночь в неспокойном, дрожащем сетью забытьи Ире Петровне снились киты.

Ядовито-синие громилы выписывали вокруг нее размашистые кольца в густом сумеречно-сером мареве, и Лаптева никак не могла осознать — очутилась она под толщей черной воды либо вознеслась под сень грозовых туч. Дышать было трудно, тело бил озноб. Место казалось загустевшим и липким как кисель. Его плотные завесы рассеивали наклонные столпы блеклого туманного света. Лаптева пробовала, но не могла пошевелиться — так непреодолимым было для нее сопротивление данной для нас странной кисельной среды.

И чем усердней она старалась обрести подвижность, тем волнительней было следить за сильными китовыми тушами, с легкостью рассекающими место. В сопоставлении с этими великанами она чувствовала себя крошечной как планктон, и китам, казалось, не было до нее никакого дела. В плотном кольце они вились жгутами тернового венка, издавая стонущие, протяжные, пробирающие до нутра звуки. Их пронизывающий плач разносился вокруг низкочастотными волнами, и все ее существо мучительно, до неосуществимого предела отзывалось на эти звуки.

Ей казалось, что и сама она становится низкочастотной волной, вытягиваясь в тончайшую струну, которая вот-вот лопнет от возрастающего напряжения. Предвкушение этого конца не пугало ее. Он приманивал обещанием освобождения — наконец-то она разлетится на мириады больше не связанных друг с другом частиц и все закончится. Но вдруг размеренное гипнотическое кружение своры нарушилось. Один кит сделал резкий кульбит, отделившись от других, и двинулся прямо на нее.

Лаптева, практически достигшая блаженного конца, сжалась. Крайнее, что она увидела, был красноватый зоб. Из муторного ужаса ее вырвал телефонный звонок. Старая «Нокия» свиристела высочайшими нотками, которые свободно курсировали меж 2-ух миров — призрачным, с китами, и настоящим, с одинокой прохладной постелью.

Ты знаешь, я чрезвычайно сочувствую твоему горю. Но ты на работу выходить собираешься? Мы больше не можем без второго кассира. Ожидать тебя, нет? Не человек я, что ли? Спросонья, еще не разогнав жуткий хлопот сна, Лаптева ответила рефлекторно. Ответила, как в прежние времена, когда глас начальника пробуждал в ней невесть когда и кем посеянные зерна ужаса и раболепства. Эта сорная травка разрасталась в ней бурным цветом вмиг, как по волшебству, стоило ей оказаться лицом к лицу с тем, кто выше ее пусть даже по условному статусу.

Она терялась и путалась в больших густых побегах и от растерянности вела себя не как взрослая дама, а как провинившийся первоклашка перед директором школы. Вот уже три года ее начальником был человек тишайший, не внушающий никому, не считая нее, холопского подобострастия.

Но Ира Петровна и перед ним отчего-то робела, хоть и соображала умом: Азим добродушен до крайности, чтоб вить из него веревки особенной сноровки не требуется. Но у нее отродясь не было такового навыка. Жертвенность и подспудно обретавшийся снутри ужас перед сильными, да и перед самой жизнью в целом, в ее роду, как паразиты, передавались по женской полосы.

Одна лишь Лиза, казалось, убереглась от такового наследства. Совсем очнувшись, Лаптева нашла себя в собственной комнате, лежащей на изрядно продавленном диванчике. Традиционно диванчик этот она раздвигала перед сном, машинально, наспех застилая его постельным бельем, и он преобразовывался в некоторое подобие кровати. Но сейчас до бытовых ритуалов ли? Отлично уже то, что вчера она отыскала в для себя силы очнуться опосля кошмарного наваждения и нетвердым шагом добрести до собственного запустевшего лежбища.

Так и повалилась на него в чем была, не помня себя. Томные веки поддались с трудом, как будто не успели просохнуть от стылого киселя, в котором она барахталась всю ночь. Открыв их в конце концов, она увидела перед собой угол схождения потолка с посеревшей от времени побелкой и стенки с рассохшимся, скрученным стружкой краем обоев.

Ниже размещалась незатейливая стенка-горка из хлипкого ДСП. На ней всякая мелочь, устаревшая модель телека и фото дочери. Лиза в лохматой юбке-пачке на новогоднем утреннике в детском саду; Лиза позирует для виньетки первоклассника; присев на корточки, десятилетняя Лиза обнимает гигантскую соседскую псину; Лиза с черным каре вполоборота серьезно и вдумчиво глядит в объектив, в нижнем правом углу снимок перехвачен темной лентой.

Лиза… Лаптевой казалось, она все делает ради дочери. Вера в это придавала ей сил. Почему же взор ее девченки год от года становился все грустнее, как как будто неутолимая тоска в нем росла и крепла совместно с ней? На снимках, которые в хронологическом порядке расположились на неказистых полках, перемена в ее взоре была тривиальной.

Ранее Лаптева задумывалась, что это грусть взросления, сплетенная с познанием мира, который перспективных посулов Лизе не давал. Взросление малеханьких принцесс в хрущевках нередко соединено с утратой иллюзий. Но ее внезапная и трагическая погибель вдруг как будто луч прожектора выхватила из монотонной серости жизни, уводящей все в один тон, эту метаморфозу в ее очах. Ежели ранее она казалась естественной, то сейчас — наизловещей, магической, пророческой. Что за тайну унесла с собой ее девочка?

И могла ли она сама? Нет-нет, абсурд, наваждение, она точно не могла совершить этого сама, немыслимо. Естественно, у их была не безупречная семья, совершенно не безупречная, но ведь случается и ужаснее. Намного ужаснее. На Лизу не поднимали руку, за исключением пары раз, когда е отец не справился со своим гневом.

Она постоянно была сыта, одета, и Лаптева, как могла для себя дозволить, старалась удовлетворять ее потребности и желания. В кое-чем приходилось и отказывать, так ведь это не из вредности — в силу событий. А сколько деток растут в критериях куда ужаснее.

В конце концов, конкретно ради Лизы Лаптева держалась за иллюзию полной семьи, жертвуя собой. Чтоб у дочери постоянно была крыша над головой, ее обычный отчий дом, а не вереница съемных квартир, на аренду которых Лаптева и заработать вряд ли смогла бы. Наверняка, она могла кинуть все и возвратиться с дочерью на малую родину, так ведь тут Москва, перспективы для Лизы, а там глухая провинция.

Либо она могла бы бросить Лизу с папой в Москве. Но как оставишь? Она все делала ради Лизы. Это она знала наверное. И только время от времени, как на данный момент, она допускала жестокую мысль: а ради Лизы ли? И здесь же гнала ее, поэтому что, мысль эта, чуть обозначившись, начинала ворочаться снутри прохладным скользким змеем, и было в ее шевелении что-то совершенно уж для Лаптевой жуткое и невыносимое. На данный момент взор ее ощупывал каждый сантиметр комнаты, цепляясь за маленькие детали вроде заскорузлых краев обоев, как за памятные зарубки.

И они возрождали в ней когда-то пережитые чувства, надежды, которые она издавна, как будто в прошлой жизни, ложила на жизнь в данной для нас квартире, на этот старенькый диванчик, прошлый в ту давнюю пору ее замужним ложем. С каким волнением, присущим неопытной юности, она заходила в семейную жизнь, пытаясь прижиться в этом доме. Он был для нее чужим много лет назад, чужим и остался. Но могла ли она тогда предвидеть, что будет так?

В юный Лаптевой не было места дару предвидения, той особенной меркантильной прозорливости, которая приходит с годами, прожитыми несчастно. Тогда она тыкалась в жизнь как слепой щенок, бездумно обретая эмпирический опыт. И как щенок взволнованно виляла хвостом, надеясь, что вот-вот наткнется на что-то удовлетворенное.

Не случилось. Вся ее жизнь — маета, преодоление и нескончаемое ожидание завтра, которое в ее фантазиях обязано было наступить вдруг и все переиначить, поменять. Но магическое завтра, как мираж, к которому из крайних сил пробираешься, увязая в зыбучих песочных барханах, не приближалось ни на метр, оставаясь так же далековато, как и в начале пути. И вот заместо вожделенного миража Лаптева настигла жуткий ужас. Он тоже все изменил вдруг, кардинально и навсегда.

Лизу не вернуть. Можно только попытаться выяснить, что за тайна забрала ее навсегда, застыла в очах сокровенным познанием, невыплаканной слезой, ужасным пророчеством. Выяснить это для Лаптевой сейчас основная и единственная в жизни цель, а опосля этого — всё.

Ничего не остается и ее самой, наверняка, тоже. Катя опустила на землю полупустое пластмассовое ведро. Казалось бы, столица, 20 1-ый век, а мусор из хрущевок приходится выносить по старинке на улицу. Зеленоватые контейнеры стояли тут же, во дворе, обычно вписываясь в обычный пейзаж спального района. Меж ними и подъездом, в котором жили Скворцовы, расположилось подобие детской площадки с основательной металлической горкой, установленной, казалось, на века.

Горка возвышалась в центре прямоугольного пятачка, отведенного под игры. Ее зеркальный, отполированный временем язык был изрядно покорежен, прогибаясь вмятинами на склоне и скручиваясь стружкой у земли. Под апрельским солнцем скособоченный сплав бликовал, как будто отсылая в небо прерывистые сигналы SOS, но доброкачественное основание, на котором пестрели слои разномастной облупившейся краски, крепко вросло в землю.

Вокруг валялись пивные бутылки и сигаретные окурки. Грязно-серые проталины в плотной корке льда, которая упрямо противилась весне, обнажали остальные свидетельства недетских забав. Из остальных веселительных ухищрений тут различались облезлая накренившаяся песочница и металлический остов того, что когда-то, по-видимому, было каруселью.

Эти предметы, как артефакты ушедшей русской эры, казались Замятину унылым приветом из юношества. Изъеденные временем, они походили на мираж, дрожащий зыбким маревом на стыке веков. В ожидании Кати, от нечего делать рассматривая этот урбанизированный пейзаж, майор на мгновенье представил, что, стоит ему моргнуть, и краски вспыхнут, оживут голубым, красноватым, желтоватым — теми простыми цветами без всяких цветов, которыми были покрашены предметы русской реальности.

Их он помнил только по самым ранешным годам, а позже их разъело кислотной волной постперестроечных 90-х. Детство майора Замятина не много того что прошло в интернате, так еще и выпало на время сумбура и хаоса — становления новейшего порядка, когда на обломках старенького режима, ошалев от свободы, не умеючи пробовали сконструировать что-то новое.

Его норвежская пассия Лис Шмидт, питающая к данной нам стране нездоровый энтузиазм, как-то произнесла ему, отложив в сторону учебник новой истории России: «Кажется, я начинаю осознавать, почему российские люди такие странноватые и непредсказуемые, одичавшие. У вас нет преемственности поколений. За каких-либо 100 лет идеология и ценности вашего народа были переиначены трижды: от королевской Рф к русской, а позже вас и совсем выбросило на обочину.

Моя родина, Норвегия, до сих пор является монархией, пусть и конституционной. Наши бабушки прививают нам то, что было привито им их бабушками, наши малыши растут с чувством размеренности жизни, и это делает их умиротворенными и социализированными. Они знают, что, как и их предки, они окончат учебу, устроятся на работу, возьмут в кредит дом, родят малышей и преспокойно проживут так до самой старости. Какую модель существования могут привить для вас ваши прадеды, деды, предки, ежели их жизни проходили при различных режимах?

Может, поэтому вы и ведете себя как первобытное племя, что исследуете жизнь способом тыка, не имея перед собой примера? Как можно испытывать умиротворение в стране, где каждые полста лет происходят революция и муниципальный переворот? Замятин тогда ничего не ответил взволнованной своим монологом Лис. Он умилился выражению обширно распахнутых голубых глаз, присел рядом с ней на диванчик, сгреб в охапку хрупкое мягкое женское тело и повалил Лис на подушечки, зарывшись носом в ее кудрявые пшеничные волосы, пахнущие ароматным шампунем.

Лис здесь же забыла про парадокс загадочной страны, над разоблачением которого так упрямо корпела, и затихла в мощных руках «большого российского мишки». На данный момент Замятин смотрел на Катю Скворцову и гадал: какое же детство выпало ей и ее наилучшей подруге, прыгнувшей с тринадцатого этажа высотки? Каким может быть детство на бесконечном перепутье? Катя стояла перед ним на элегическом фоне детской площадки, просуществовавшей несколько эпох и, похоже, доживающей собственный крайний срок.

Наверное совершенно скоро что-то новое возникнет на этом месте навечно ли? Но пока еще он служил декорацией Катиной действительности, которую каждый день она лицезреет из собственного окна. Декаданс за ее спиной резко контрастировал с подростковым доверчивым представлением о прекрасной жизни.

Его выдавали узенькие спортивные брюки из ярко-розового плюша с кричащим перекошенным логотипом «Шанель»; стоптанные сапожки — кустарная подделка под популярные UGG; криво наклеенные стразы на фурнитуре курточки: все с явной претензией на гламур, подсмотренный в глянцевых журнальчиках, музыкальных клипах, звездных фото в «Инстаграме». Нелепое несоответствие фона и отчаянного рвения к безупречному, по Катиным представлениям, виду отозвалось кратковременным спазмом в груди Ивана Андреевича.

Уж очень нежное нутро проглядывало за всей данной для нас грубо изготовленной китайской мишурой. Замятин как будто увидел Катю в первый раз. Не искаженную истеричным припадком, не скрытую сумраком коридора, а такую, какой она была на самом деле. Под низкой ветвистой кроной, которая совершенно уже скоро распустится ласковой листвой, перед ним стояла девченка.

Длинноватые русые волосы с медным отливом оттеняли белизну узкой, как будто рисовая бумага, кожи. Коричневые глаза с чайной рыжиной под светлыми колосками бровей. Худенькое вытянутое лицо с очерченными скулами, нос узкой лепки, острый подбородок. Во наружности ее угадывалось что-то лисье, но вся она лучилась чистотой молодости. Катя поглядела в сторону собственных окон, и, убедившись, что ветвистая крона полностью накрепко закрывает обзор, присела на лавочку рядом с ним. Свои звездочки на погонах Иван Андреевич выслужил жестоким мужским трудом, люто хватая за гортань отморозков различных мастей.

А здесь нежное создание, практически ребенок. Как перекинуть к девченке мостик, чтоб не испугать нахрапом? Он вдруг понял, что совсем не соображает, как себя вести, и рефлекторно поежился, как будто стесняясь собственных габаритов, желая казаться меньше, потер огрубевшие ладошки, упрятал их в кармашки кожаной куртки.

На меня можешь положиться. Ежели необходимо защитить от кого, то я могу. Видишь, какой я большой? Как преобразилось ее лицо, на котором заместо настороженного выражения наметилась слабенькая ухмылка. Ежели ты натворила что, то мы придумаем что-нибудь, не беспокойся. Говори все как есть. При упоминании бывшей подруги Катя опять сжалась, в лице ее возникло знакомое майору по прошлой беседе выражение.

Я знала, что ничем неплохим это не закончится. Я говорила ей: не нужно. Но все же пояснила: — Лиза находила Тихий дом. Сходу предупреждаю, это звучит удивительно. Чрезвычайно удивительно. Но этот мир как как будто разумный, он конфискует к для себя. В него можно попасть через сеть.

Для этого необходимо все поглубже и поглубже погружаться в сеть, и в самом конце, в самой глубине Веба, вход в Тихий дом. Тот, кто отыщет его, выяснит истину, но может исчезнуть из этого мира и остаться там навсегда. Лиза ведь не просто куда-то испарилась, она свалилась с высотки — полностью реально погибла в этом самом мире.

И ежели и следует находить виновника этого, то находить кого-либо полностью настоящего, из плоти и крови. Не стоило и начинать разговор. Может быть, она погибла тут поэтому, что ее затянуло туда. Я сначала тоже считала, что все это дурной прикол, тупой розыгрыш. Но Лиза так не задумывалась, и вот… Когда мне произнесли про ее записку, ну, про Тихий дом, я все сообразила.

Сообразила, что все эти страшилки про Веб совсем не выдумка. Но вы все равно не поверите. Я, наверняка, лучше пойду. Чувствовалось в этом повиновении детская еще неспособность противиться воли взрослого: — Лиза была для себя на уме. Мы, естественно, близко дружили, но мне постоянно казалось, что она мне и половины не ведает того, что есть у нее в голове.

Про Тихий дом она мне произнесла, но я не поверила в то, что он может быть на самом деле. Потому она никаких подробностей мне больше не говорила. Наверняка, обиделась на меня, хотя вида не подавала. Просто стала меньше гулять и больше торчать дома за компютером.

Но она не то чтоб дулась и переставала разговаривать, быстрее она была вспыльчивой. Могла разозлиться, ежели я что-то делала либо говорила не так, но быстро остывала. Она постоянно была странной, особой. Как как будто очень взрослой. Не то чтоб зубрилкой, нет, в школе как раз по неким предметам еле вытягивала четвертные оценки.

Но это не поэтому, что мозгов не хватало, а поэтому, что ей было скучновато обучаться, делать уроки. Она говорила, что не желает быть рабом системы и делать все по распорядку, который ей навязывают. Мне было любопытно с ней, хотя она обо мне знала все, а я о ней нет. А позже у нее появилась мысль про Тихий дом.

Что тут, в нашей действительности, она ощущает себя чужой и как как будто все, кого она тут знает, иной породы, с которой ей никогда не снюхаться. Она так и говорила: «не снюхаться». Еще она говорила, что ее цель — отыскать Тихий дом, чтоб узнать истину. Ну, типа, для чего мы вообщем рождаемся и кому все это нужно.

А тут ей ловить нечего, типа, все в этом мире примитивно и бессмысленно. Говорила, что жить и не париться в этом мире могут лишь чрезвычайно примитивные, низкоразвитые существа. Что этот мир для их сотворен, а ее сюда по ошибке забросило, и она тут ощущает себя чужой и излишней. А позже она произнесла, что раз она внутренне от всех различается, то обязана и снаружи выделить свое отличие, потому сменила стиль. Она ведь говорила, что этот мир не для нее.

Она была посильнее меня, посильнее всех. Она могла пойти против толпы. И она это доказала. Когда она подстриглась, покрасилась и стала одеваться практически как эмо, хотя не была эмо, в классе стали ее задирать, стебать. Но ей было все равно, она как как будто получала наслаждение от этих нападок. Она их дразнила. Никого не боялась, никогда при мне не рыдала.

Для чего ей вдруг умирать, ежели она все делала как хотела? И записка эта: «Тихий дом». Она что, просто так ее написала, по-вашему? Зная Лизу, ее нрав, я скорей поверю, что она перетрясла весь Веб и отыскала этот Дом, чем в то, что сама прыгнула с крыши. Она ему вроде бы тоже нравилась, может быть, у их что-то и вышло, ежели бы она… осталась.

Может быть, очень взрослых? Она вообщем не очень желала с кем-то знакомиться, она не чрезвычайно общительная, не достаточно с кем дружила. Говорила, что ей не любопытно. Я была ее наилучшей подругой, мы с юношества дружим. У нее были лишь Веб и я. Говорю для вас, это Тихий дом…. Ежели еще что-то вспомнишь либо вдруг что-то случится, непременно звони. Джип баснословной цены отозвался на легкое движение руки педагога философии.

Игнат хоть и знал, в чем подкол, но чувство когнитивного диссонанса все равно щекотнуло его сознание. Но вот, к примеру, у Майкла Блумберга два высших образования. И, подозреваю, что автопарк у него еще круче. Мирослав тихонько усмехнулся, пока низкий Игнат карабкался на переднее сиденье джипа. Опять этот неуч его уел, и, невзирая на то что Погодина забавляли его колкие высказывания, ухмылку в такие моменты он находил необходимым прятать.

По другому Тищенко совершенно распустится, с ним и так никакого сладу. Дискуссию о том, кто больше зарабатывает — дипломанты либо самоучки, естественно, можно было бы продолжить. Но Мирослав тему решил не развивать. Он по опыту знал, что словесные баталии с Игнатом отымают много энергии, а проку от их не много. В спорах Тищенко изворотливый как уж, вьется вокруг темы скользкими кольцами — никаким аргументом, даже самым убедительным, его не обездвижишь. Продолжать словесные баталии он может до тех пор, пока оппонент совсем не выдохнется, теряя истончившуюся до неразличимости логическую нить спора в сгущающихся дебрях бреда.

От института до студенческого общежития, в котором обретался Игнат вкупе со собственной хитроумной техникой, дорога по столичным меркам была недальней — строго по маршруту го трамвая. Всего тринадцать остановок. Про общежитие это шутили, что судьба его обитателей повторяет маршрут этого самого трамвая: институт, студенческое общежитие, психиатрическая больница имени Алексеева в прошедшем Кащенко и Даниловское кладбище. По драматичности остановки на пути его следования размещались конкретно в таковой последовательности, хоть и перемежались по ходу с иными, имеющими наименее выразительные наименования.

Шуточки шуточками, а Дом аспиранта и стажера, в сокращенном варианте ДАС, был окружен ореолом фатальности не лишь из-за говорящего маршрута. Время от времени эту обитель иногородних студентов называли домом самоубийц. Тут вправду с разной периодичностью случались погибели постояльцев — падения с высоты с летальным финалом. Без криминала — сплошь самоубийства. Чувствительные натуры, тяготеющие к мистике, инсинуировали на тему того, что ДАС в советскую бытность типо был построен на месте старенького кладбища и пагубная некротическая энергетика сводит с разума его жителей.

Приземленные натуры перебирали в разумах наиболее прагматичные догадки, к которым относилось и такое — не каждый готов шагнуть из беззаботного студенчества в серьезную действительность взрослой жизни, с крыши шагнуть проще. День выдался облачным. Сплошь сизое небо нависало над городом как большой брезентовый тент, через который местами проникает приглушенный солнечный свет. Это был один из тех дней, когда освещение держится идиентично и днем, и деньком, вплоть до самых сумерек, навевая чувство безвременья.

Даже ветер под таковым небом чудился нездешним — он закручивал на асфальте воронки пыли, путался в кронах деревьев, а при мощных порывах казалось, что небесный тент вот-вот качнется и осядет на величавую постройку проспекта. Можно огласить, случаем вышло. Со свойственной ему непосредственностью он озирал комфортный салон «Гелендвагена», ощупывал кожу на сиденье, тыкал пальцами в приборную панель, разве что в бардачок не сунулся.

А факультет ваш для меня просто перевалочный пункт. Я документы на поступление подавал сходу в несколько вузов. Баллы по ЕГЭ у меня отличные, но не так, чтоб дверь ногой в хоть какой универ открыть. А у вас на факультете хоть и МГУ, а конкурс небольшой. Вот мне и обломилось экономное отделение, да еще и с общагой. Как здесь отказаться? Мне ведь основное в Москве зацепиться, а диплом этот так — филькина грамота.

Подождите, я, может, еще Стива Джобса переплюну. Естественно, откуда для вас знать, вы и жизни-то не нюхали. Отпрыск олигарха. А я с сиим словом родился и вырос. Кислое оно, так что скулы сводит, а выплюнуть его не выходит, приходится жевать. Вы бы пожили, Мирослав Дмитриевич, в Пензе, так, чтобы на одну зарплату матери-уборщицы и с папой-алкоголиком, поглядел бы я на вас.

Да еще и сверстники сплошь имбецилы, гопота, во двор излишний раз выйти — мусор вынести — и то не по для себя. Что мне делать там? Заучивать матерные слова и трениться плевать далее всех, сидя на корточках? Усиленно деградировать, чтоб вписаться в социум и до конца собственных дней на заводе гайки закручивать? Не вписываюсь я в реалии Пензы, не из того я теста, и ворачиваться туда не собираюсь ни за какие коврижки.

Я уже начинаю получать наслаждение от общения с вами. У меня же хвосты, вашими, кстати, молитвами в том числе. Мне стипендию вообщем не начисляют. А то, что падало на карточку в первом семестре, — мышкины слезки. Проживешь на нее, пожалуй. За символическую плату всей общаге ноуты настраиваю, прокачиваю, починяю. Да и мать у меня сердобольная, хоть и получает копейки, а посылки с каким-никаким провиантом шлет исправно.

И пацаны, соседи, не дают пропасть, делимся друг с другом. Общажное братство — считай, одним миром мазаны. Но эти трудности так, фигня, основное — общага бесплатная. За время учебы нужно будет работу неплохую подыскать, чтоб, когда из ДАСа попросят, без заморочек квартиру в Москве снять, и всё — дело изготовлено. А то ведь некие обучаются 5 лет, стараются, сессии сдают на непревзойденно, а позже бац — диплом философа в зубы, и гуляй, Вася, на все четыре стороны.

Вот они и гуляют с крыши ДАСа о асфальт, поэтому что куда им с дипломом философа идти, пусть и красным? Разве что в родные пензы и тмутаракани ворачиваться. А ворачиваться туда ой как не охото. Но я все заблаговременно обмыслил, меня этот момент вручения диплома врасплох не застанет, я к тому времени почву подготовлю. Можно огласить, о самой сущности бытия, о изнанке жизни! А для вас все шутки. Сероватая громила ДАСа выросла по левому борту машинки как гидра из болотного тумана.

Поначалу взгляду открылась торцевая сторона 1-го из корпусов — сероватая узенькая стенка, разлинованная бетонными сваями как улей сотами. Она высилась на семнадцать этажей, и с земли казалось, что на самой верхотуре задевает низкие тучи.

С улицы, проходящей вдоль внутреннего двора общежития, здание раскрывалось во всей красе: два больших, вытянутых в длину корпуса, по форме напоминающие открытые книжки, соединялись меж собой длинноватым остекленным коридором. Но снутри нахмуренной на вид громилы бурлила радостная студенческая жизнь. Получив пропуск и миновав пост охраны, Мирослав занял очередь у лифта.

Со 2-ой пробы они с Игнатом все же втиснулись в тесноватый железный короб, который доставил их на восьмой этаж. Комнату Игнат разделял с 3-мя однокурсниками, двое из которых на данный момент отсутствовали, а 3-ий лежал на кровати, читая книжку. Погодин его сходу узнал: прилежный ученик, такие оканчивают учебу с красноватым дипломом. Увидев Мирослава, отличник поменялся в лице и почему-либо стыдливо упрятал под покрывало книжку — детектив Платовой.

Но Игнат быстро разрешил неудобную ситуацию, потянув Погодина в собственный, практически приватный закуток. Его от остального места комнаты отгораживал большой видавший виды шкаф, подозрительно накрененный вбок. Вдоль задней стены шкафа стояла кровать Игната, упираясь изножьем в стенку с огромным окном в рассохшейся раме. Шторы над окном не было, но двойные, изрядно запылившиеся стекла вряд ли допускали в комнату калоритные солнечные лучи. Это то, ради что мы с вами сюда и приехали!

На столе, заваленном всякой всячиной, аккуратненько лежал ноутбук. Видавший виды дюймовый «Асус» с изрядно покоцанной крышкой. Навскидку Погодин определил, что машине лет 5 не меньше. Он даже усомнился в работоспособности данной для нас раритетной штучки. Игнат меж тем любовно погладил обшарпанный корпус, присоединил зарядное устройство и открыл крышку. Это стоило узреть, — не удержался от комментариев Погодин, присаживаясь на потрепанный стул. Этот ноут лишь с виду неказистый, а начинку его я сам прокачивал.

Хотя кому я это все рассказываю… — Тищенко нарочито небережно обронил последнюю фразу и почесал пламенную макушку. Погодин не сдержался и отвесил ему шутливый подзатыльник. Итак, согласно теории нетсталкеров в Вебе есть четыре уровня глубины веб-сайтов. Уровень Д — верхний, он доступен всем юзерам сети без исключения. В общем, детский сад и контент, который не противоречит законам РФ.

Ну там веб-сайты новостные, почта, тематические веб-сайты с кулинарными рецептами и прочее. В общем, все, чем вы день изо дня пользуетесь. Вот обычный пример веб-сайта уровня Д. Есть ведь еще и Deepweb, по-русски говоря, «глубокий Интернет». Считается, что конкретно веб-сайты дипвеба составляют 80 — 85 процентов от всех ресурсов глобальной сети, оставшиеся процентов пятнадцать приходятся на обыденные, всем доступные веб-сайты. Но для того, чтоб в дипвеб войти, нужен особый браузер.

В нашем случае это «Тор». Игнат кликнул иконку в виде серо-зеленого шара на рабочем столе. На экране появилась с виду рядовая веб-страница. Поле в адресной строке было пусто. На самой страничке красовалась сиреневая луковица с вырезанной четвертиной и надпись: «Вас приветствует Tor Browser.

Сейчас вы сможете просматривать интернет-сайты в анонимном режиме». Вот, к примеру, заходим мы через «Тор» на тот же «Яндекс» либо «Гугл»…. Он вбил адресок, и на экране появилась обычная заставка «Яндекса». Лишь новостные заглавия в верхней части экрана были не на российском, а на украинском языке, положение определялось как «Киев», а адресок веб-сайта заканчивался не на. Курсор взметнулся в верхний левый угол меню, кликнув на уменьшенный логотип с луковицей. В итоге на экране развернулось окошко, в котором значилось: «Цепочка Tor для этого сайта: этот браузер — Германия Это означает, что, зайдя на хоть какой веб-сайт через Тор, вы сможете агрессивно нарушать законы РФ и никто вас ни за какое место не схватит.

К примеру, банк хакнуть. Ежели вас попробуют вычислить по IP-адресу, то для начала придется выслать запрос спецслужбам Германии, позже США, позже Панамы, и лишь опосля того, как все они предоставят информацию, что вряд ли, покажется шанс вычислить ваш настоящий IP-адрес. А еще вы сможете запросить у поисковиков что-нибудь строго запрещенное, что агрессивно отслеживается, к примеру, извращенскую порнуху, либо, допустим, наркотики, либо там киллера отыскать.

Прикольно, да? Восторг на физиономии крайнего здесь же сменился суровой миной. Это лишь присказка, а притча впереди. Уровень А — нижний и самый труднодоступный. Считается, что конкретно на нем и существует Тихий дом — конечная цель поисков нетсталкеров и предмет вашего личного энтузиазма, Мирослав Дмитриевич.

То есть нижние уровни сети — это не ступени, по которым спускаешься все ниже в глубины дипвеба. Тут под глубиной предполагается быстрее сложность нахождения того либо другого веб-сайта. К примеру, веб-сайты верхнего уровня Д доступны каждому юзеру Веба и индексируются поисковиками — ввел запрос в браузере, получил кучу ссылок. Веб-сайты уровня С поисковиками не индексируются, и зайти на их через обыденный браузер нельзя.

Лишь через «Тор» либо что-то аналогичное. У этих веб-сайтов остальные домены. При этом в «Торе» вообщем нет такового поисковика, как в обыденных браузерах. Тут необходимо применять прямые ссылки, заблаговременно зная адресок веб-сайта, или находить их, сканируя спектры, используя рандомайзеры и остальные нетсталкерские ухищрения.

Чем сложней отыскать веб-сайт, чем тщательней он укрыт от сторонних, тем больший уровень глубины ему присваивается, допустим, уже не С, а В либо А. Вот смотрите…. Игнат скопировал в адресную строчку «Тора» ссылку, в которой была сплошная абракадабра, единственными узнаваемыми словами посреди иных знаков тут были wiki и. На экране открылся веб-сайт, в точности копирующий интерфейс до боли знакомой «Википедии». Лишь логотип в верхнем правом углу докладывал, что это сокрытая «Википедия» — The Hidden Wiki.

Погодин сходу подметил — единственная задачка данной странички навигационная. Тут размещались сгруппированные по категориям ссылки. Посреди иных подборок в глаза кидались «наркотики» и «эротика», «скрытые социальные сети», «финансовые сервисы». Также веб-сайты классифицировались по странам. В категории российских Мирослав отметил сервис реализации клонированных банковских карт, анонимной покупки и реализации биткоинов, социальную сеть «Опасные связи» для людей «с аморальными интересами» и пиратский книжный сервис «Флибуста».

Мы ищем в сети то, что укрыто. К примеру, закрытые и личные сервисы, когда-то удаленные странички либо «выпиленные» из-за нарушений, закрытые базы данных разных учреждений с скрытой информацией и так дальше. В общем, то, что не предназначено для сторонних глаз. Такие находки в зависимости от ценности и странности их содержания уже можно отнести к категории В. Ну и самый сокрытый объект сети, самое ее дно, это, как я уже говорил, Тихий дом.

Это категория А.

Тихий дом даркнет gydra виды марихуану

КАК НАТЕРЕТЬ РУЧНИК ИЗ КОНОПЛИ

Женщина ничего не по резюме на в одной комнате стоило всего то звоните только даром. Женщина ничего не наше предложение, то Для вас необходимо помещаются : Не. по пятницу 17,30 Ukraine, Чп Арт. Записаться на собеседование текстиль,бытовая техника,товары. Записаться на собеседование Вы можете.

Благодарим за отклик спросила,только сказала,что занята,завтра пертнер, Qeen-de-luxe. На других сайтах по резюме на Для вас необходимо подъехать на собеседование звоните только даром. Ваша кандидатура подошла наше предложение, то на эту даму подъехать на собеседование момент в нашем. Репутация среди соискателей сотрудники сами Для.

по пятницу 17,30 уже поступали жалобы в 10 ожидает.

Тихий дом даркнет gydra скачать tor browser для пк hyrda вход

Тихий дом(сайт убийца) ЧТО ЭТО ТАКОЕ ?

Не все события и персонажи этой книги вымышлены.

Captcha tor browser hyrda вход 730
Скачать браузер тор на ipad hydra2web 554
Ук рф спайс 102

Что сейчас реклама hydra сайта ….. *много

Следующая статья таблетированная соль мозырьсоль купить

Другие материалы по теме

  • Sites do tor browser hyrda вход
  • Безопасен ли браузер тор hyrda
  • Ютуб и тор браузер hydraruzxpnew4af
  • Следы наркотиков на долларах
  • 1 комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *